Репетиторские услуги и помощь студентам!
Помощь в написании студенческих учебных работ любого уровня сложности

Тема: Понятие уголовно-досрочного освобождения

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР) по теме: Понятие уголовно-досрочного освобождения
  • Предмет:
    Уголовное право
  • Когда добавили:
    08.10.2018 17:02:43
  • Тип файлов:
    MS WORD
  • Проверка на вирусы:
    Проверено - Антивирус Касперского

  • Полный текст:






























    Оглавление

    Введение3

    Глава 1 Общая характеристика института условно-досрочного от отбывания наказания в России и некоторых зарубежных стран5

    1.1 Эволюция развития норм уголовного законодательства России об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания5

    1.2 Понятие и правовая природа института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по действующему российскому уголовному закону19

    1.3Содержание уголовно-досрочного освобождения от отбывания наказания в некоторых зарубежных странах26

    Глава 2. Вопросы применения и отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в России33

    2.1. Основание и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания33

    2.2. Роль учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в реализации института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания44

    2.3. Порядок отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания53

    Заключение59

    Список литературы62











    Введение

    Институт условно-досрочного освобождения в научных кругах вызывает бурные дискуссии, поскольку в рассматриваемой теме существует масса проблемных вопросов, которые необходимо решать как на доктринальном, так и на законодательном уровне. Институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является, пожалуй, одним из самых динамично развивающихся. Нормы, касающиеся условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, в том числе и в отношении несовершеннолетних осужденных, в течение последнего десятилетия неоднократно подвергались изменению. В том числе это касается норм, устанавливающих минимальные срока наказания, после отбытия которых, допускается условно-досрочное освобождение.

    Федеральным законом от 27 июля 2009 г. «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации» в ст. 79 УК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми к лицам, осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия ими не менее трех четвертей срока наказания. Данные изменения, на наш взгляд, следует признать целесообразными. Известно, что несовершеннолетние отличаются от взрослых по своим психофизиологическим характеристикам. Соответственно преступления, совершаемые против них, могут оставить в сознании данной категории лиц гораздо большие травмы, по сравнению с взрослыми, тем более, если речь идет о деяниях против половой неприкосновенности.

    Необходимо отметить, что ряд ученых вообще выступают против условно-досрочного освобождения лиц, осужденных по совокупности приговоров, если в нее входят тяжкие и особо тяжкие преступления. На наш взгляд, данная позиция фактически означает признание невозможности достижения целей наказания в отношении лиц, совершивших преступления указанных категорий.

    При этом авторы оставляют открытым вопрос о применении досрочного освобождения под условием к лицам, отбывающим пожизненное лишение свободы.

    Вышесказанное определяет актуальность исследования системы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

    Цель ВКР: изучить нормативно-правовое регулирование условно-досрочного освобождения в праве РФ и его проблемы.

    Задачи ВКР:

    1) описать эволюцию развития норм уголовного законодательства России об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания;

    2) изучить понятие и правовую природу института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по действующему российскому уголовному закону;

    3) осветить содержание уголовно-досрочного освобождения от отбывания наказания в некоторых зарубежных странах;

    4) описать основание и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания;

    5) проанализировать роль учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в реализации института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания;

    6) изучить порядок отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

    Объектом исследования в работе выступает институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в уголовно-процессуальном праве РФ.

    Предметом исследования является содержание и сущность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в уголовно-процессуальном праве РФ.

    ВКР включает введение, две главы, заключение, список литературы.

    Глава 1 Общая характеристика института условно-досрочного от отбывания наказания в России и некоторых зарубежных стран


    1.1 Эволюция развития норм уголовного законодательства России об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания


    Согласно ч. 3 ст. 50 Конституции РФ каждый осужденный имеет право просить о смягчении наказания. Дифференциация уголовной ответственности и индивидуализация наказания предполагают не только усиление карательного воздействия соответственно степени общественной опасности или в зависимости от наличия рецидива преступлений, но и смягчение наказания с учетом результатов исправительного воздействия на осужденных.

    Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, по российскому законодательству, - это «освобождение осужденного после фактического отбытия им не менее половины назначенного наказания при условии, что он в течение неотбытого срока за совершенное им наказание не совершит нового преступления». В случае совершения нового преступления неотбытая часть наказания присоединяется к наказанию за новое преступление. Условно-досрочное освобождение применяется ко всем осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, и является одним из наиболее распространенных институтов досрочного освобождения от наказания.
    Институт условно-досрочного освобождения прошел сложный и противоречивый путь развития в истории права России. Его история начинается с массового применения наказания в виде лишения свободы и становления очень сложной и в какой-то степени спорной идеи исправления преступников.
    До начала XVI в. тюрьмы, как института тюремной организации, не существовало, и поэтому исполнение наказания в виде лишения свободы не имело достаточной юридической регламентации. В подвалах и подземельях политические преступники содержались без определенного срока. Начиная с 20-40 гг. XVI в., в связи с увеличением роста преступностью и земскими губными реформами, начинает складываться тюремная система.
    Лишению свободы подвергались уже лица за общеуголовные преступления. В узких кельях и «без всякого утешения» зарождался режим заключения, направленный на принудительное изменение духовного облика осужденного.
    Во времена царя Ивана Грозного в конце XVI-XVИ вв. участились политические и общеуголовные амнистии, проводимые под влиянием церкви и преследовавшие цель - повлиять на духовный мир осужденных либеральными способами. Именно тогда, как представляется, было положено начало не очень удачной практике применения амнистий не как жеста милосердия, но как политической акции.
    С отделением церкви от государства во второй половине XVII в. произошел разрыв с духовно-религиозным основанием уголовного права, и право потеряло основополагающую базу.
    В середине XVI-XVП вв. уголовная практика и репрессии опричнины Ивана Грозного положили начало принципиальным изменениям в развитии уголовного права. Был отменен принцип устойчивости уголовных наказаний, появились несвойственные Руси массовые казни. Обращаясь к Судебнику 1550 г. можно сделать вывод, что закон еще не выработал твердых начал вменения, и оценку преступности деяния каждый раз представляет высшей власти. После принятия вышеуказанного Судебника наказания и процесс их исполнения приобрели еще более суровый характер, направленный на содержание народа в страхе. Предупреждающее и воспитательное воздействия связывались с публично позорящим характером исполнения наказаний. Что, как выяснилось со временем, не давало необходимого результата.

    С принятием в 1649 г. Соборного Уложения лишение свободы приобретает особое значение в карательной системе государства. Широкое применение этой меры наказания позволило обратить внимание на возможность использования рабочей силы преступников в интересах государства. Так, можно говорить о том, что традиции ГУЛАГа были заложены задолго до Октябрьского переворота в 1917 г.

    В России условно-досрочное освобождение неизменно служило основным стимулом исправления осужденных, а неэффективное его применение - наиболее устойчивым фактором роста рецидивной преступности. Отечественный институт условно-досрочного освобождения имеет более чем вековую историю. За это время законодательная регламентация и практика его применения претерпели значительные изменения, которые затронули все положения этого института. Исследование данной области уголовной политики и эволюции института условно-досрочного освобождения на различных этапах его исторического развития позволяет избежать ошибок, связанных с поиском повышения эффективности условно-досрочного освобождения. Историко-правовой анализ и выявление стабильных тенденций его эволюции позволяет относительно достоверно прогнозировать развитие современного законодательства об условно-досрочном освобождении.

    На рубеже XIX-XX вв. исследованием пенитенциарной науки занимались известные дореволюционные юристы С.К. Го-гель, А.Ф. Кони, П.И. Люблинский, В.Д. Набоков, A.A. Пионтковский, C.B. Познышев и др. В работах указанных авторов рассматривались вопросы развития отечественного и зарубежного законодательства об условно-досрочном освобождении, уделялось существенное внимание значению данного института и его месту в уголовной политике Российской империи.

    Особо следует отметить работы известного российского юриста A.A. Пионтковского. Его труд «Условное освобождение» явился первым монографическим исследованием, посвященным правовому регулированию, юридической природе и уголовно-политическому значению условно-досрочного освобождения, что сделало популярной эту работу не только в России, но также в странах Европы и Америки.

    Однако этот труд увидел свет в 1900 г. и не коснулся вопросов правового регулирования, а также практики применения условно-досрочного освобождения в царской России начала XX в. До настоящего времени правовая регламентация и практика применения условно-досрочного освобождения в Российской империи не были предметом комплексного историко-правового анализа, не исследовалось также и законодательство об условно-досрочном освобождении периода Временного правительства.

    Советская правовая наука уделила серьезное, но явно недостаточное внимание изучению путей эволюции условно-досрочного освобождения. Вопросы истории развития данного института освещались в контексте более широких исследований. Некоторыми авторами рассматривались отдельные аспекты проблемы, однако фундаментальных работ, специально посвященных вопросам истории отечественного института условно-досрочного освобождения, в советской историко-правовой науке так и не появилось. На современном этапе наметились новые подходы к исследованию института условно-досрочного освобождения, существенно вырос интерес к рассматриваемой проблеме.

    Условно-досрочное освобождение как самостоятельный межотраслевой институт прошло в своем эволюционном развитии шесть исторических этапов:

    1) с 1866 по 1909 г.;

    2) с 1909 по 1917 г.;

    3) март - октябрь 1917 г.;

    4) с 1918 по 1939 г. (до отмены в 1939 г.);

    5) с 1954 - до середины 1990-х гг.;

    6) со второй половины 1990-х гг. - по настоящее время.

    Вышеуказанные этапы развития связаны как с непосредственным воздействием социально-экономических и политических факторов, так и закономерным процессом кодификации и развития уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права в конкретные исторические периоды.

    С целью стимулировать правопослушное поведение осужденных, отбывающих наказание, связанное с лишением свободы, законом «Об условно-досрочном освобождении» от 2 июля 1909 г. было регламентировано «условное-досрочное» освобождение. Закон содержал нормы материального и процессуального права и вносил изменения в пять основополагающих законодательных актов:

    - Уложение о наказаниях;

    - Устав о наказаниях налагаемых мировыми судьями;

    - Уголовное уложение 1903 г.;

    - Устав уголовного судопроизводства;

    - Устав о содержащихся под стражей.

    Основные требования условно-досрочного освобождения были названы в Уставе о содержащихся под стражей. Ст. 416 последнего гласила: «Приговоренные к заключению в тюрьму, в исправительное арестантское отделение или в исправительный дом могут быть условно освобождены из заключения по отбытии не менее трех четвертей определенного им судебным приговором срока наказания, если они пробыли в месте заключения, во исполнение приговора, не менее шести месяцев без зачета в этот последний срок времени, проведенного до того под стражею».

    Ст. 430 сообщала: «Досрочно-освобожденный передается, при самом освобождении из-под стражи, на весь оставшийся неотбытым срок лишения свободы, назначенный судебным приговором, под наблюдение и на попечение местного общества патроната или местного Комитета или Отделения Общества
    Попечительного о Тюрьмах (в С.-Петербурге и Москве - Благотворительно-тюремных Комитетов)». В приказе Главного тюремного управления № 1 от 8 марта 1917 г. главной задачей наказания было названо перевоспитание человека, совершившего преступление. Именно с задачами и целями наказания тесным образом соотносится УДО, во-первых, потому что служит стимулом к исправлению преступников. Во-вторых, именно с достижением целей наказания и связано его применение, когда осужденный исправился, раскаялся, и нет нужды подвергать его дальнейшему наказанию. Кроме того, Временное правительство поднимает проблему бытового устройства освобожденных из мест лишения свободы.
    В приказе Главного тюремного управления № 3 от 18 марта 1917 г. подчеркивалось: «Как бы ни было правильно поставлено тюремное воспитание, оно само по себе не может надлежащим образом выполнить своей задачи, если не будет принято никаких мер попечения о дальнейшей судьбе лиц, отбывших наказание. Освобожденный из тюрьмы, оказавшийся в таких условиях жизни, к которым он не приспособлен, может сразу же опуститься и погибнуть, если ему не будет оказана своевременная поддержка в той или иной форме». Предлагалось создать широкую сеть обществ покровительства лицам, отбывшим уголовное наказание, обществ патронажа, используя опыт функционирования подобных обществ до революции.

    Таким образом, к моменту Октябрьской революции 1917 г. пенитенциарная политика и право России получили известное развитие, впитали ряд прогрессивных идей, обратили внимание на человека, структуру его личности с целью не покарать, а исправить. После Великой Октябрьской социалистической революции (октябрьского переворота) 1917 г. и свержения Временного правительства Совнарком во главе с В.И. Лениным издали Декрет о власти, согласно которому вся власть перешла к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, уничтожена полиция и отменено законодательство, противоречащее новой советской идеологии.

    Несмотря на стремление советской власти избавиться от всего того, что было связано с царской Россией, условно-досрочное освобождение не было отменено. Наоборот, его полезность и значимость были оценены высоко: уже в Декрете о суде № 1 от 25 ноября 1917 г., которым судебной власти было предоставлено право помилования, включающее условно-досрочное освобождение, а Положением Народного комиссариата юстиции (НКЮ) «О досрочном освобождении» от 25 ноября 1917 г. были установлены правила досрочного освобождения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

    Новая советская власть в сфере уголовной политики поддержала идею исправления преступников и стимулирования их правопослушного поведения в соответствии с идеями К. Маркса и Ф. Энгельса. Уже в Декрете «О суде» № 1 от 25 ноября 1917 г. судебной власти было предоставлено право помилования, включающее условно-досрочное освобождение, а Положением НКЮ «О досрочном освобождении» от 25 ноября 1917 г. были установлены правила досрочного освобождения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

    В 20-е годы в соответствии с ленинским положением о замене тюрем воспитательными учреждениями в самые сжатые сроки создавалась принципиально новая система исправительных учреждений, отвечающая целям новой советской исправительно-трудовой политики. Признание исправления осужденных основной целью наказания в стадии его исполнения имело важное теоретическое и практическое значение. Оно означало, что режим и условия отбывания наказания в исправительных учреждениях по своему содержанию и характеру воздействия должны отвечать педагогическим требованиям и способствовать нравственной перестройке сознания осужденных.

    Особое значение для теории и практики исправления заключенных имел Декрет СНК от 21 марта 1921 г. «О лишении свободы и порядке условно-досрочного освобождения». Он приобрел принципиальное значение в деле становления прогрессивной системы отбывания наказания, заключавшейся в переводе заключенных от более строгих форм изоляции к менее строгим с последующим досрочным освобождением от наказания, что стимулировало процесс исправления преступников.

    Гуманное отношение к преступникам нашло свое отражение и в УК РСФСР 1922 г. Условно-досрочное освобождение распространялось на все категории осужденных независимо от характера совершенного преступления. В последующие годы ряд декретов ВЦИК РСФСР установил, что условно-досрочное освобождение распространяется только на выходцев из рабочих и крестьян.

    С 1923 г. получило широкое распространение условно-досрочное освобождение отдельных категорий осужденных. Институт условно-досрочного освобождения приобретал, таким образом, черты амнистии, сохраняя при этом признаки условности.

    Удельный вес условно-досрочного освобождения в системе мер, применяемых судами первого десятилетия советской власти, был значительным. С изданием Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г., передавшего право применения условно-досрочного освобождения Распределительным комиссиям, начался рост числа рассмотренных дел о досрочном освобождении.

    Принятый в 1933 г. ИТК РСФСР подробно регламентировал исполнение наказания в виде лишения свободы, и с учетом сложившейся практики условно-досрочное освобождение стало применяться по отбытии не менее половины срока назначенной меры социальной защиты, включая и освобождение по зачетам рабочих дней.

    С 1931 г. вследствие тяжелого экономического положения и поиска эффективных средств воздействия на правонарушителей руководство ГУЛАГа способствовало повсеместному применению системы зачетов рабочих дней в срок отбытия наказания. Как указывает С. И. Кузьмин, утвержденное в январе 1931 г. Временное положение о зачете рабочих дней заключенными, содержащимися в исправительно-трудовых лагерях, предусматривало изменение порядка применения зачетов рабочих дней. Зачет по первой категории труда устанавливался из расчета 4 дня срока за 3 дня работы, а по второй 5 дней срока за 4 дня работы. Система зачетов применялась по истечении трех месяцев содержания в лагере и двух месяцев в иных местах заключения. Осужденным за контрреволюционную деятельность начисление зачетов допускалось в отдельных случаях по специальной норме не ранее как через год после вынесения приговора и только с разрешения ГУЛАГа. Система зачетов не применялась в отношении тех, кто отбывал наказание в ШИЗО или штрафных ротах. Зачеты не начислялись при низком качестве произведенной работы и в том случае, если количество дней, в которые заключенные не выполняли норму выработки, достигало 50 % от общего числа рабочих дней в данном периоде.

    С конца 30-х по начало 50-х гг. в связи с установлением в стране тоталитарного политического режима и культа личности И. Сталина кодексы фактически перестали действовать, законодательная регламентация исполнения наказания вытиснилась ведомственными актами, а судебная власть подменилась Особым Совещанием. Как указывал И.Д. Перлов, «отмена рассматриваемых институтов привела к существенному ограничению прав осужденных, лишению их стимула к быстрейшему исправлению, а также затруднила процесс исправления заключенных».

    Со смертью И. Сталина и с изменением политического климата в стране институт условно-досрочного освобождения был восстановлен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. «О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения».

    С конца 50-х гг. в СССР и за рубежом проводились активные научные исследования путей повышения эффективности воспитательного воздействия условно-досрочного освобождения, поиск новых средств стимулирования законопослушного поведения осужденных не только во время отбывания наказания, но и после освобождения из мест лишения свободы.

    В этой связи на уровне общесоюзного законодательства 25 декабря 1959 г. принимаются Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик, а вслед за ними принимаются Уголовные кодексы республик.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 апреля 1962 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик» введены дополнительные ограничения в применении условно-досрочного освобождения к некоторым категориям осужденных (особо опасным рецидивистам, насильникам, лицам, ранее условно-досрочно-освобождавшимся и др.). В последующие десятилетия вплоть до 1991 г. государство постепенно вводило все новые ограничения в применении условно-досрочного освобождения для ряда категорий осужденных.

    Широко стало практиковаться условно-досрочное освобождение из ИТУ отдельных категорий осужденных с направлением их на предприятия народного хозяйства и, прежде всего на вредные производства.

    Принятый в 1970 г. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР подробно регламентировал исполнение наказания в виде лишения свободы, в том числе и вопросы досрочного освобождения осужденных и еще в большей степени, чем ранее действовавшее законодательство, определял ресоциализационные меры по отношению к бывшим осужденным.

    Изучение судебной практики применения условно-досрочного освобождения показало неоднозначное отношение к нему со стороны судов, что подтверждается исследованиями других авторов. Периоды массового применения условно-досрочного освобождения сменялись повсеместными отказами в его предоставлении как следствие изменения политики государства в отношении осужденных. Не редки были ошибки и «перегибы», на что указывал Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении № 9 от 19 октября 1971 г. Основным недостатком в деятельности судов называлось акцентирование внимания на формальных критериях условно-досрочного освобождения, а именно отбытому и неотбытому сроку, в то время как подтверждению исправления осужденного достаточно внимания не уделялось. В отдельных случаях суды применяли условно-досрочное освобождение без надлежащей проверки содержащихся в представлении данных о личности осужденного; по разному решали вопрос о возможности применения условно-досрочного освобождения к лицам, освобожденным из мест с обязательным привлечением к труду. Допускались и другие судебные ошибки.

    При дальнейшем реформировании УК и ИТК РСФСР в 90-е годы предполагалось сместить акцент с исправления осужденных трудом в сторону их социальной реабилитации, а также исключить политико-идеологическую окраску законодательства.

    2 июля 1991 г. были приняты Основы уголовного законодательства СССР и Республик, ст. 51 которых была взята из проекта Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Таким образом, к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы, ограничения свободы, исправительных работ, направления в дисциплинарный батальон или ограничения по службе, судом могло быть применено условно-досрочное освобождение или замена неотбытой части наказания более мягким при условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду, обучению.

    Дальнейшая работа по реформированию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства шла на основе Конституции РФ от 12 декабря 1993 г.

    Формирование уголовно-исполнительной политики и права в период 1991-1996 гг. было отмечено коренными преобразованиями в экономическом, общественном и государственном строе России. Требования развития демократии, защиты прав и свобод человека и гражданина, проявления гуманизма в отношении правонарушителей явились определяющими факторами изменений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства России. Российское уголовное законодательство впитало в себя, в некоторой степени, и идеи теории социальной защиты, сформированной в конце XIX - начале XX в. 2 июля 1991 г. были приняты Основы уголовного законодательства СССР и Республик, ст. 51 которых была взята из проекта Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Таким образом, к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы, ограничения свободы, исправительных работ, направления в дисциплинарный батальон или ограничения по службе, судом могло быть применено условно-досрочное освобождение или замена неотбытой части наказания более мягким при условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду, обучению.

    В настоящее время исключительно актуальными остаются проблемы постпенитенциарной адаптации и контроля за поведением условно-досрочно освобожденных. Предусмотренные законом меры ресоциализации и контроля неэффективны и нуждаются в совершенствовании. Сложная криминогенная ситуация и отсутствие действенных профилактических мер, направленных на снижение рецидивной преступности этих лиц, заставляют переосмыслить сложившийся исторический опыт развития законодательства.
    Обращение к историческому опыту призвано не только обогатить наши знания об истории правового регулирования этого института, но и на его основе определить приоритетные направления развития условно-досрочного освобождения, а также учесть положительный опыт отечественного законодателя в процессе дальнейшего совершенствования данного института.
    Итак, на сегодняшний день уголовное законодательство идет по пути гуманизации, и условно-досрочное освобождение, несомненно, играет ключевую роль в скорейшей адаптации к нормальной жизни в обществе и социализации осужденных. мы указали нормативно-правовые акты, оказывающие влияние на построение системы уголовно-исполнительного законодательства в целом и Института условно-досрочного освобождения в частности.

    Исключительно актуальными остаются и сегодня проблемы постпенитенциарной адаптации и контроля за поведением условно-досрочно освобожденных. Предусмотренные законом меры ресо-циализации и контроля неэффективны и нуждаются в совершенствовании. Сложная криминогенная ситуация и отсутствие действенных профилактических мер, направленных на снижение рецидивной преступности этих лиц, заставляют переосмыслить сложившийся исторический опыт развития законодательства. Выносятся предложения по совершенствованию пенитенциарной системы России, опираясь на опыт предыдущих поколений и иностранных государств. Гуманизация уголовного законодательства, условно-досрочное освобождение, несомненно, играют огромную роль в скорейшей адаптации к нормальной жизни в обществе и социализации осужденных.


    1.2 Понятие и правовая природа института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по действующему российскому уголовному закону


    Категория «уголовная ответственность» трактуется неоднозначно в современной уголовно-правовой доктрине. Однако, всеми без исключения исследователями признается, что уголовное наказание рассматривается или как тождественное понятие уголовной ответственности, или ее базовая составляющая. В тоже время исполнение наказания в том объеме, который определяется в обвинительном приговоре суда, не всегда оправдано. Лицо в процессе отбытия наказания может существенно пересмотреть свое отношения к общечеловеческим ценностям и правилам поведения в обществе. Тем самым цели уголовного наказания могут достигаться еще до момента его окончательного исполнения.

    Исправление выражается в том, что осужденный не допускает нарушений режима исправительного учреждения, принимает активное участие в общественной жизни, приобретает новую специальность, повышает квалификацию и др. При наличии подобных обстоятельств процесс исправления осужденного может быть завершен вне пределов пенитенциарного учреждения, что является существенным поощрением-стимулом для правопослушного поведения лица, совершившего преступление. Отказ от применения поощрительных мер к осужденным может крайне негативно отра- зиться на положительных результатах, связанных с их исправлением и перевоспитанием.

    Уголовное законодательство предусматривает закрытый перечень видов освобождения от уголовного наказания, которые в своей совокупности образуют отдельный уголовно-правовой институт институт освобождения от уголовного наказания. Освобождение может быть представлено несколькими вариантами: полное освобождение (изменение обстановки, истечение срока давности), условное освобождение (УДО), освобождение от назначенного наказания с одновременной его заменой на более мягкий вид и отсрочка от назначенного наказания до того момента, когда будут устранены юридические факты, препятствующие исполнению назначенного наказания (беременность, наличие на иждивении малолетних детей).

    Институты освобождения от уголовной ответственности и ос- вобождения от наказания имеют ряд специфических юридически значимых признаков, на основании которых производится их разграничение. Так, во-первых, от уголовной ответственности освобождается, как правило, лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести, тогда как от наказания и его отбывания может быть освобождено и лицо, совершившее более серьезное преступление (тяжкое и особо тяжкое).

    Во-вторых, освобождение от уголовной ответственности может быть осуществлено любым управомоченным субъектом уголовно-процессуальной деятельности: орган дознания, следователь, прокурор и суд. Освобождение от наказания отнесено к исключительной компетенции судебных органов власти.

    В-третьих, освобождение от уголовной ответственности не вле- чет судимости, тогда как освобождение от наказания не исключает факта наличия судимости осужденного после освобождения, например, при УДО.

    В-четвертых, при освобождении от уголовной ответственности лицо не отбывает уголовного наказания. Возможно, что к нему могли применяться меры уголовно-процессуального пресечения, включая задержание и заключение под стражу. Однако, данные правоограничения мерой уголовно-правового характера не признаются. При освобождении от отбывания наказания осужденный, как правило, уже отбывает некоторую часть уголовного наказания.

    В-пятых, данные виды освобождения отличаются периодом возможного применения: освобождение от уголовной ответственности возможно на любой стадии уголовного судопроизводства, тогда как освобождения от наказания применимо только после вынесения обвинительного приговора суда.

    В научной литературе некоторыми авторами институт освобождения от наказания дифференцируется на два подинститута:

    1) освобождение от наказания;

    2) освобождение от отбывания наказания.

    Отличия данных категорий заключается в том, что в первом случае осужденному может быть назначено наказание, но оно реально не исполняется (условное осуждение). Во втором случае уголовное наказание, как правило, и назначается и исполняется в какой-то части. Отсюда следует, что освобождение от отбывания наказания распро- страняется на случаи, когда осужденный признан виновным в совер- шении тяжкого или особо тяжкого преступления и характеризуется высокой степенью общественной опасности, что и предопределяет необходимость реального исполнения уголовного наказания

    Институт освобождения от уголовного наказания обладает высоким социально-правовым значением. Прежде всего, это связано с предоставлением лицу, совершившему преступление, возможности не быть подвергнутым уголовному наказанию по ряду причин, наличие которых не позволяет осуществить процесс его исполнения (изменение обстановки, болезнь осужденного) или ставит под сомнение целесообразность данного исполнения (беременность, наличие малолетних детей).

    Существование отдельных видов освобождения от уголовного наказания оказывает значительное стимулирующее воздействие на осужденных, что обеспечивает их правопослушное поведение и активное участие в процессе ресоциализации: обучение, повышение профессиональной квалификации, участие в общественной жизни пенитенциарного учреждения и др.

    Наконец, факт многообразия видов освобождения от уголовного наказания, предусмотренных действующим уголовным законодательством, служит дополнительным подтверждением социальной ориентации государственной пенитенциарной политики. Уголовное наказание не является самоцелью или карой (воздаянием, возмездием) за совершенное преступление, а выступает только средством, используемым в процессе исправления осужденного. Поэтому при миновании необходимости в данном средстве лицо подлежит освобождению от дальнейшего отбывания наказания, даже если это нарушает сроки, обозначенные в обвинительном приговоре суда.

    Как уже отмечалось, наиболее часто применяемым видом освобождения от уголовного наказания, точнее от неотбытой его части, является УДО. Оно же по мнению некоторых исследователей является наиболее эффективной межотраслевой мерой стимулирования правопослушного поведения осужденных в процессе отбытия уголовного наказания. Регламентация УДО осуществляется уголовным, уголовно-исполнительным и международным законодательством.

    В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также в полном объеме или частично возместило вред, который был причинен в результате совершения преступления, и был подтвержден обвинительным приговором суда.

    Буквальное толкование положения данной нормы позволяет сделать вывод о том, что признание факта достаточности исправления осужденного и возмещения им причиненного ущерба порождает обязанность суда принять решение об освобождении данного лица от неотбытой части ранее назначенного уголовного наказания. В свою очередь для принятия такого решения необходимо выполнение нескольких условий, содержащихся в указанной уголовно-правовой норме. К ним относится отбытие определенной минимальной части срока наказания, период которого зависит от тяжести совершенного преступления, характеристики личностных и иных качеств осужденного, проявившихся во время пребывания в ис- правительном учреждении и др.

    Анализ положений ст. 79 УК РФ позволяет сделать вывод о чрезмерной абстрактности изложения оснований и условий для при- нятия положительного решения об УДО. Прежде всего, обращает на себя внимание то, что в качестве оснований для УДО современная редакция ч. 1 ст. 79 УК указывает и достаточность исправления осужденного, и возмещение вреда, причиненного в результате совершения преступления. Здесь наблюдается, как минимум, одна логическая ошибка: если осужденный достиг той степени исправления, которая делает нецелесообразным его пребывание в пенитенциарном учреждении, то он подлежит безоговорочному освобождению от дальнейшего отбывания наказания. Возмещение вреда, отбытие минимального срока пребывания в исправительном учреждении и т.п. все это является обязательными для установления условиями, выполнение которых подтверждает юридически значимый факт исправления.

    Судебная практика о предоставлении УДО до внесения изменений и дополнений в ч. 1 ст. 79 УК (Федеральные законы от 28.12.2013 г. № 432-ФЗ и от 05.05.2014 г. № 104-ФЗ), шла по пути обязательности выполнения осужденным всех условий, перечисленных в ст. 79 УК, для констатации факта достаточности исправления осужденного. Выполнение лишь части перечисленных условий признавалось основанием для отказа в принятии положительного решения об УДО. Например, постановлением от 30 ноября 2010 г. Яшкульского районного суда Республики Калмыкия было отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Ф.

    В мотивировочной части суд справедливо указал, что принятие решения об УДО зависит не от выполнения формального признака отбытия определенной части назначенного наказания, а от комплекса доказательств, свидетельствующих об исправлении осужденного и отсутствии общественной опасности его личности.

    Далее суд дал разъяснение того, что исправление осужденных это комплекс мероприятий, направленных на формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. Основными средствами исправления осужденного являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно-полезный труд, получение общего образования, профессиональная подготовка и общественное воздействие. Средства исправления осужденных применяются с учетом вида наказания, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденных и их поведения.

    Ф., заявивший ходатайство об УДО, соответствует не всем условиям, которые предъявляются к лицам, подлежащим освобождению от наказания в соответствии со ст. 79 УК РФ. Он отрицательно характеризуется администрацией исправительного учреждения, периодически допускает нарушение установленного порядка отбытия наказания, имеет несколько взысканий за нарушение режима исправительного учреждения.

    Кроме этого, Ф. пассивно принимает участие в воспитательных мероприятиях, в самодеятельных организациях не состоит, к их работе относится отрицательно. Состоит в группе нейтральной направленности. Все это позволило суду сделать обоснованный вывод о том, что Ф. нуждается в дальнейшем отбывании назначенного наказания, поскольку заявленные в ч. 2 ст. 43 УК цели не достигнуты.

    Точно определить факт достаточной степени исправления осужденного не представляется возможным по объективным причинам: никто не может быть уверенным в том, что лицо, освобожденное условно-досрочно, не совершит преступление даже в течение испыта- тельного срока, устанавливаемого при освобождении. Это в полной мере подтверждается содержанием ч. 7 ст. 79 УК, которая определяет варианты решения суда по отмене УДО при констатации факта совершения осужденным в период испытательного срока администра- тивного правонарушения или преступления. После вступления в силу Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ ситуация по вопросу об УДО стала двоякой: с одной стороны, возмещение вреда стало одним из оснований (а фактически обязательным условием) для предоставления УДО, с другой стороны, критериев, характеризующих размер возмещения, уголовный закон не определяет. В этой связи суд обязан констатировать факт полного или частичного возмещения причиненного преступлением вреда, хотя при частичном возмещении всегда возникает вопрос о достаточности компенсации для принятия положительного решения об УДО.

    В уголовно-правовой литературе высказывались пожелания на предмет необходимости конкретизации условий для УДО осужденного. Их неопределенность порождает принятие противоречивых судебных решений по схожим обращениям осужденных, значительные расхождения по поводу того, какие факторы являются определяющими при принятии решения об условно-досрочном освобождении. Все это в совокупности создает предпосылки нарушения принципов законности и справедливости в процессе исполнения уголовного наказания. Решением данной проблемы была бы конкретизация условий, необходимых для УДО, к примеру, по аналогии перечисления усло- вий для освобождения от уголовной ответственности в связи с дея- тельным раскаянием (ст. 75 УК РФ).

    Таким образом, включение в содержание ст. 79 УК РФ дополнительного условия о возмещении вреда, причиненного в результате совершения преступления, безусловно, является положительным решением, направленным на определение материальных условий, совокупность которых позволяет констатировать факт должного исправления осужденного. В тоже время формулировки новелл уголовного законодательства в этой части (Федеральный закон от 28.12.2014 г. № 432-ФЗ и Федеральный закон от 05.05.2014 г. № 104-ФЗ) страдают чрезмерной абстрактностью в определении размера минимально необходимого возмещения и создают формальную возможность отнесения компенсации ущерба не к условиям, а к основаниям УДО. Разумеется, что данная погрешность технико-юридического содержания отражается на качестве уголовного законодательства и может создавать условия для принятия противоречивых судебных решений.


    1.3Содержание уголовно-досрочного освобождения от отбывания наказания в некоторых зарубежных странах


    Впервые условно-досрочное освобождение от наказания появилось во Франции в 1885 году. С тех пор данный институт был воспринят правовыми системами (уголовным или уголовно-процессуальным законодательством) практически во всех странах мира. Его применение является проявлением гуманизма и направлено на стимулирование осуждённых к исправлению и перевоспитанию, а также поддержание порядка в исправительных учреждениях.

    В большинстве стран мира условно-досрочное освобождение возможно лишь от наказаний, связанных с лишением свободы осуждённого, однако в отдельных национальных правовых системах (в частности, государств постсоветского пространства) возможно и его применение в отношении осуждённых, отбывающих исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части и др.

    В США решения об условно-досрочном освобождении принимаются как на уровне штатов, так и на федеральном уровне. В ряде штатов (Калифорния, Мэн, Флорида и др.) УДО не применяется. На уровне штатов решения выносят советы, назначаемые губернаторами и состоящие в том числе из бывших тюремных служащих. На федеральном уровне решение принимает Комиссия при Минюсте США. Заключенный имеет право на УДО при отбытии определенного срока (в разных штатах разные, для пожизненно осужденных от 15 до 35 лет) и примерном поведении. Перед слушанием дела об УДО осужденный составляет план будущей социальной реабилитации. По статистике за 2013 год, из 411тыс. ходатайств по 234тыс. (57%) принято положительное решение.

    Как пишет Дж. Кастренакес, комиссии по условно-досрочному освобождению заключенных завалены работой, и их функционирование требует от правительства все больше средств. Вот почему с 2011 года в ряде штатов администрация тюрем стала при- менять удивительный инструмент: алгоритмы, способствующие принятию решения.

    Ежегодно судьбы сотен заключенных в США находятся «в руках» сложного программного обеспечения, решающего, достоин ли тот или иной заключен- ный условно-досрочного освобождения.

    В 2011 году пятнадцать американских штатов начали регулярно использовать компьютеры для определения возможности применения УДО. При принятии решения машина берет в расчет от 50 до 100 различных факторов, проанализи- ровав которые, компьютер выдает рекомендацию: стоит или нет освобождать конкретного осужденного.

    Кажется, эта система действительно работает, так как количество заключенных в обследованных тюрьмах, где применяется эта методика, в 20112012 годах сократилось на 2 процента. Вроде бы незначительная цифра, но в масштабах 15 штатов она означает несколько тысяч человек. Удивительно то, что компьютер в количественном выражении «освобождает» не больше заключенных, чем комиссии, но принимаемые им решения более обоснованы и выверены, и в результате освобожденные им лица реже совершают повторные преступле- ния (рецидив) и, соответственно, реже возвращаются в тюрьму.

    Так, в 2011 году процент освобожденных с участием компьютера и совершивших рецидив равнялся 12, тогда как в 2006 году, в результате принятия решений людьми, этот процент был равен 15. При принятии решения система автоматизированного выбора учитывает множество деталей.

    Использование подобных алгоритмов имеет несколько целей: освободить комиссии от части рутинной работы, сократить расходы тюремной администрации, произвести отбор подлежащих УДО заключенных с максимальной беспристрастностью и надежностью.

    По данным ряда исследований, те, кто совершил серьезные преступления, такие как изнасилования или убийства, реже совершают рецидив, чем те, кто осужден за незначительные преступления. Однако данные работы комиссий показывают, что человеческий фактор играет большую роль, и члены комиссий предпочитают освобождать условно-досрочно именно «незначительных преступников», то есть тех, кто совершит рецидив с большей долей вероятности.

    Как это ни парадоксально, но компьютерная система, кажущаяся абсолютно беспристрастной, в ряде случаев может как бы проявлять «расистские настроения». Действительно, алгоритмы учитывают не только возраст первого ареста заключенного, но и общее количество арестов, а также виды правонарушений. Но необходимо также учитывать, что сами по себе аресты не всегда обоснованы, и лица с одним цветом кожи арестовываются чаще, чем лица с другим цветом. Именно поэтому все принятые компьютером решения подвергаются анализу людей.

    В Новой Зеландии осужденные на сроки свыше двух лет могут впервые обращаться за УДО после отбытия трети наказания, если в их приговоре не указано иное. Для приговоренных к пожизненному заключению действует минимальный десятилетний срок. Решения принимает Комиссия по УДО независимый орган, включающий около 40 членов, половина из которых судьи. Каждый случай рассматривается составом из не менее трех членов либо в тюрьме, либо посредством видеоконференции. Помимо предусмотренных законом условий комиссия может назначить освобождаемому дополнительные (психотерапия, тестирование на наркотики). В 2013 году комиссия провела 6093 слушания, 1462 (24%) из них закончились решением об освобождении.

    В Казахстане УДО возможно при отбытии трети срока за преступление небольшой или средней тяжести, половины срока за тяжкое преступление, двух третей за особо тяжкое. Для беременных, престарелых, инвалидов действуют другие сроки, но не менее шести месяцев. Пожизненно осужденные должны отсидеть не менее 25 лет. УДО не применяется к лицам, которым смертная казнь была заменена лишением свободы, осужденным за терроризм, повлекший гибель людей, осужденным за преступление против половой неприкосновенности малолетних. Решение об УДО принимает суд с учетом характеристики из колонии. По статистике за 2013 год, из 8170 ходатайств об УДО по 3274 (40%) было принято положительное решение.

    Условно-досрочное освобождение от уголовного наказания (УДО) в КНР предусмотрено §7 гл. 4 ч. 1 УК КНР. В соответствии со ст. 81 УК КНР если осужденный к срочному лишению свободы отбыл не менее половины назначенного срока наказания (осужденный к пожизненному лишению свободы не менее 10 лет), проявил при этом раскаяние и исправился, то он может быть условно-досрочно освобожден от отбывания наказания при условии, что освобождение осужденного не представляет опасности для общества. При наличии особых обстоятельств с разрешения Верховного народного суда КНР условно-досрочное освобождение может применяться раньше данных сроков. УДО не применяется к осужденным рецидивистам, а также осужденным к лишению свободы на срок более 10 лет или бессрочному (пожизненному) лишению свободы за насильственные преступления (убийства, взрывы, разбой, изнасилование, похищение людей). УДО производится народным судом по представлению органа исполнения наказаний. При освобождении по УДО испытательный срок устанавливается до истечения срока назначенного наказания (в случае если осужденный был приговорен к смертной казни испытательный срок составляет 10 лет). В период испытательного срока освобожденный по УДО обязан:

    1) соблюдать законы, подзаконные акты и правила надзора;

    2) информировать контролирующие органы о своей деятельности в соответствии с правилами;

    3) следовать правилам контролирующего органа о приеме гостей;

    4) выезжать за пределы города, уезда или менять место жительства только с разрешения контролирующего органа. Если условно-досрочно освобожденный во время испытательного срока совершит новое преступления во время испытательного срока, УДО отменяется.

    Вместе с наказанием за новое преступление осужденный обязан отбыть неотбытую часть наказания по первому приговору. Если во время испытательного срока обнаружится, что условно-досрочно освобожденный до вынесения приговора совершил другие преступления, за которые он не был еще осужден, УДО отменяется; при этом применяются правила ст. 70 УК КНР. В случае нарушения закона, подзаконных актов или правил надзора условно-досрочно освобожденный отправляется в места лишения свободы для отбытия неотбытой части наказания.

    В Англии возможно как условное, так и безусловное досрочное освобождение от продолжения отбывания лишения свободы. Основаниями для безусловного досрочного освобождения являются:

    1) осуждение к тюремному заключению на определенный срок,

    2) отбытие не менее 2/3 назначенного судом срока,

    3) «хорошее поведение» осужденного.

    Для условно-досрочного освобождения (УДО) требуется отбытие не менее 1/3 срока или по крайней мере 12 месяцев лишения свободы. Условно-досрочно могут быть освобождены и те лица, которые отбывают пожизненное лишение свободы. В этом случае вопрос освобождения решается министром внутренних дел. Основанием для УДО в отличие от безусловного досрочного освобождения является не только хорошее поведение виновного, но и заключение администрации пенитенциарного учреждения о возможности осужденного вести правильную жизнь за стенами тюрьмы.

    Надзор за условно-освобожденными возлагается на агента службы пробации. В случае нарушения требований, предъявляемых к поведению условно освобожденного, решение об УДО может быть пересмотрено министром внутренних дел, после чего следует водворение ранее освобожденного в исправительное учреждение для продолжения отбывания наказания.

    Итак, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (УДО) прекращение исполнения уголовного наказания, связанное с достижением его целей, до отбытия назначенного осуждённому срока наказания, с установлением для освобождаемого лица испытательного срока, в течение которого оно должно доказать своё исправление. Нарушение условий испытательного срока ведёт к возобновлению исполнения назначенного наказания.

    Условно-досрочное освобождения от отбывания наказанаия важная часть отечественной судебной системы. В 2014 году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м - 56, в 2012-м - 51, в 2013-м - 46, в прошлом и того меньше.

    Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.


    Глава 2. Вопросы применения и отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в России

    2.1. Основание и порядок применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

    Уголовный кодекс Российской Федерации, закрепляя в ст. 6 и 7 принципы справедливости и гуманизма, в дальнейшем развивает их, вводя конкретные правовые нормы, направленные на экономию уголовно-правовой репрессии при назначении или исполнении наказания. В связи с этим суду предоставлено право при определенных, указанных в уголовном законе, юридических фактах условно-досрочно освободить осужденных и отбывающих наказание лиц. При этом посредством условно-досрочного освобождения от отбывания наказания достигаются, хотя и в своеобразной форме, цели наказания, установленные в ст. 43 УК РФ. Следует заметить, что главная цель наказания исправление осужденного является и главным основанием для применения условно-досрочного освобождения, если сопоставить ст. 43 и 79 УК РФ.

    Согласно Отчету о состоянии дисциплинарной практики среди осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях (форма ВРО-2), в 2013 г. условно-досрочно было освобождено 68 370 чел., в 2014 г. 54 903, а в 2015 г. 30 243 чел. При общем сокращении количества осужденных к лишению свободы наблюдается и тенденция к сокращению числа лиц, которым предоставляется условно-досрочное освобождение от отбывания данного вида наказания.

    Один из аспектов многогранной сущности условно-досрочного освобождения от наказания состоит в том, что после обязательного фактического отбытия лицом определенной минимальной части наказания его дальнейшее исполнение прекращается под условием соблюдения освобожденным лицом указанных в законе или установленных судом требований в течение испытательного срока. Эти юридические факты носят правопрекращающий, последующий характер, применяются после условно-досрочного освобождения лица от дальнейшего отбывания наказания и сосредоточены в ч. 7 ст. 79 УК РФ.

    При этом юридическая природа и законодательная конструкция совокупности предварительных условий условно-досрочного освобождения являются неоднородными. Главное же юридическое основание условно-досрочного освобождения от отбывания наказания носит оценочный характер (вывод суда о том, что осужденный не нуждается в полном отбытии назначенного наказания), а все остальные основания применения этого института являются строго формализованными.

    Это касается и установления судом факта полного или частичного возмещения причиненного преступлением вреда, и установления законодателем минимального срока фактического отбытия назначенного наказания в зависимости либо от категории преступлений, либо от конкретных статей Особенной части УК РФ, по которым лицо было осуждено.

    Кроме того, эти минимальные сроки фактического отбытия наказания, необходимые для применения условно-досрочного освобождения, законодателем приводятся в соответствие либо с фактом предыдущего применения этого основания освобождения от наказания, которое впоследствии было отменено, либо с родовой принадлежностью совершенных преступлений к определенной группе, либо со спецификой потерпевшего (ч. 3 ст. 79 УК РФ).

    Зародился данный институт уголовного права в первой половине XIX в. в Австралии, где была создана марочная, или звездная, прогрессивная система отбывания лишения свободы, согласно которой это наказание отбывалось в трех ступенях: одиночного заключения, совместного заключения и условно-досрочного освобождения. Последнее сопровождалось строжайшим надзором за условно-досрочно освобожденным и многочисленными ограничениями его прав и свобод.

    По мнению создателя данной тюремной системы англичанина Дж. Мэкночи, это свидетельствовало о продолжении отбывания наказания условно-досрочно освобожденными. Некоторые ученые и в наше время считают условно- досрочное освобождение последней ступенью исполнения наказания.

    С этим вряд ли можно согласиться, поскольку в случаях отмены условно-досрочного освобождения от наказания, предусмотренных п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, и назначения наказания по совокупности приговоров присоединению к наказанию за вновь совершенное преступление подлежит полностью или частично вся неотбытая на момент условно-досрочного освобождения часть наказания. Никаких правил о зачислении уже истекшей к этому моменту части испытательного срока УК РФ не содержит.

    Конечно, нельзя рассматривать условно-досрочное освобождение от наказания и как ревизию вынесенного судом приговора. Вопросы, которые решает суд в связи с исполнением вступившего в законную силу приговора, в том числе и вопрос о возможности применения условно-досрочного освобождения, урегулированы ст. 307 УПК РФ и направлены на корректирование лишь порядка его исполнения. При этом само постановление суда об условно-досрочном освобождении лица также подлежит обжалованию согласно ст. 401 УПК РФ.

    Рассмотрение условно-досрочного освобождения в качестве субъективного права осужденного, как представляется, имеет под собой определенные основания, поскольку распорядиться этим правом он может по своему усмотрению.

    Действующая редакция ч. 1 ст. 175 УИК РФ предоставляет право самому осужденному, а также его адвокату (законному представителю) обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, которое подле- жит обязательному рассмотрению судом по существу. Все это подтверждает правомерность рассмотрения условно-досрочного освобождения как одного из проявлений субъективного права осужденного.

    В юридической литературе встречается определение условно-досрочного освобождения и как поощрения.

    Поощрительный аспект многогранного понятия условно-досрочного освобождения от наказания является одним из ключевых, поскольку именно он является самым мощным стимулятором исправления осужденного из всех мер поощрения, которые могут быть применены к нему в период отбывания наказания. Однако сводить всю сущность условно-досрочного освобождения как меры поощрения осужденных было бы неправильно, поскольку таким качеством обладают и другие институты уголовного права, регулирующие вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания.

    Однако вышесказанное не исключает определения его юридической природы в уголовном праве как вида освобождения от наказания.

    Институт условно-досрочного освобождения является комплексным, межотраслевым и регулируется ст. 79, 93 УК РФ, ст. 175 УИК РФ, а также п. 2 ч. 1 ст. 399 УПК РФ.

    В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

    Приведенная формулировка означает, что для суда применение условно-досрочного освобождения при наличии к тому указанных в уголовном законе оснований является не только правом, но и обязанностью.

    В соответствии с ч. 1 ст. 9 УИК РФ исправление осужденных это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.

    Сущностным признаком условно-досрочного освобождения является прекращение исполнения наказания в том его виде, в каком он был установлен приговором суда, включая его вид, размер, сочетание с дополнительными наказаниями, органом, его исполняющим, поскольку его дальнейшее отбывание становится излишним вследствие достижения целей наказания.

    Исправление осужденного в данном случае свидетельствует об утрате или значительном снижении степени общественной опасности его личности, что должно быть всесторонне аргументировано судом в постановлении об условно- досрочном освобождении лица.

    Вопрос этот совсем не простой, поскольку здесь недопустим как обвинительный уклон и отказ в обоснованных ходатайствах, который подрывает главный стимул осужденного к исправлению, так и огульный либерально-гуманистический подход, который выхолащивает сущность приговора как меры государственного принуждения, состоящей в лишении или ограничении прав и свобод этого лица, ведет к росту рецидивной преступности.

    Следует подчеркнуть, что критерии исправления осужденного уголовный закон не устанавливает, вследствие чего создается опасность принятия необоснованных решений об условно- досрочном освобождении.

    Учитывая данное обстоятельство, Верховный Суд Российской Федерации дает соответствующие разъяснения по этому вопросу, однако вопрос настолько сложен, что ошибки, причем одни и те же, продолжают допускаться.

    Таким образом, по своей юридической природе условно-досрочное освобождение представляет собой освобождение осужденного от отбывания дальнейшего реального наказания в виде лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или принудительных работ, если для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, фактически отбыл установленную законом его минимальную часть и исполняет обязанности, возложенные на него судом при применении условно-досрочного освобождения (п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ).

    Приказ Генеральной прокуратуры РФ «Об организации надзора за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих уголовные наказания, следственных изоляторов при содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», где был чётко указан порядок осуществления надзора за исполнением требований закона при применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

    Ст. 79 УК и 172 УИК РФ определяют, что юридическим фактом, служащим основанием для применения условно-досрочного освобождения к лицам, лишённым свободы, является вывод суда о том, что осуждённый для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

    Однако необходимо учитывать, что ч. 3 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) устанавливает дифференцированные сроки, которые необходимо отбыть осуждённому, в зависимости от категории преступлений, обозначенных в ст. 15 УК РФ, и в частности, не менее: одной трети срока, половины срока, двух третьих срока, трёх четвёртых срока, четырёх пятых срока.

    Возобновившаяся дискуссия по вопросам применения института условно-досрочного освобождения в настоящее время связана с тем, что посредством этого института от отбывания наказания освобождаются преступники, совершающие преступления с высокой степенью общественной опасности.

    Характер и содержание устанавливаемых уголовным законом мер должны определяться исходя не только из их обусловленности целями защиты конституционно значимых ценностей, но и из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого эти меры применяются) тому вреду, который был причинён в результате преступных деяний.

    В некоторых случаях, когда предусматриваемые уголовным законом меры перестают соответствовать социальным реалиям, приводя к ослаблению защиты конституционно значимых ценностей или, напротив, к избыточному применению государственного принуждения, законодатель обязан привести уголовно-правовые предписания в соответствие с новыми социальными реалиями.

    Такое положение позволить реализовать положения Всеобщей декларации прав человека, где в п. 2 ст. 29 указывается, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек может быть подвергнут только таким ограничениям, какие предусмотрены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

    Вероятно, не случайно за последние годы, исходя из указанных изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А. К. Айжанова, Ю. Н. Александрова и других конституционных принципов, государством в этом направлении было принято и реализовано несколько законодательных инициатив.

    Ярким примером являются федеральные законы от 03.11.2009 г. № 245-ФЗ1, от 09.12.2010 г. № 352-ФЗ2, от 01.03.2012 г. № 18-ФЗ3, от 29.02.2012 г. № 14-ФЗ4, где в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершённые в отношении несовершеннолетних, за тяжкие и особо тяжкие преступления, а также связанные с незаконным оборотом наркотических средств внесены изменения в отдельные законодательные акты Российской Федерации, в том числе в Уголовный кодекс.

    Однако подобные изменения не проходят незаметно, об этом свидетельствует то огромное количество жалоб со стороны осуждённых, отбывающих наказания за указанные виды преступлений, поступивших в органы прокуратуры, в суды и иные ведомства и учреждения.

    В. Вырастайкин справедливо отмечает, что с учётом новых демократических тенденций уголовного законодательства многие осуждённые воспринимают условно-досрочное освобождение (УДО) как обязанность государства.

    Между тем, по нормам уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации УДО даже не является правом осуждённого, а рассматривается только в качестве одного из элементов правового статуса лиц, отбывающих наказания, относящегося к законным интересам6.

    В правоприменительной практике среди работников прокуратуры, суда, адвокатуры, иных лиц подобные вопросы являются дискуссионными и неоднозначными в понимании и толковании. Одни высказывают мнение о том, что принятый закон обратной силы не имеет, т. е. не распространяется на лиц, совершивших преступления до его вступления в законную силу, другие придерживаются иной позиции исполнение наказания осуществляется в соответствии с действующим законодательством.

    По этой причине суды, не имея конкретных разъяснений Верховного Суда РФ, достаточной судебной практики, а также судебного, доктринального (научного) толкования этих вопросов, проявляют осторожность при рассмотрении материалов об условно- досрочном освобождении указанной категории осуждённых. Определённые сомнения в судебных органах вызывают вопросы отнесения ряда преступлений, квалифицированных по старому УК, к категории тяжких преступлений (ст. 77, 102, 103, ч. 2 ст. 108 УК РСФСР и др.).

    Некоторые суды, классифицируя указанные убийства, предусмотренные старым УК, как тяжкие преступления, применяют УДО при отбытии лицом половины срока наказания, а другие суды их рассматривают как особо тяжкие преступления и, соответственно, применяют УДО после отбытия лицом не менее ? срока наказания (ст. 15, 79 УК РФ).

    Целесообразнее было бы руководствоваться позицией, сформулированной Верховным Судом РФ, в соответствии с которой в плане УДО это особо тяжкие преступления.

    Так же необходимо помнить, что согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.1971 г. № 9 вопрос о возможности применения или неприменения УДО и замены наказания должен решаться в соответствии с законом, действующим в данный момент, а не с законом, действовавшим в момент осуждения (совершения преступления).

    Думается, что ценность человеческой жизни, на которую посягает преступник, степень и характер общественной опасности этого преступления не могут зависеть от того, когда было совершено убийство: в период действия старого или нового УК. Иное означало бы, что ценность жизни человека и опасность убийства зависят от даты принятия того или иного уголовного закона.

    Для решения поставленного вопроса следует обратиться к уголовному и уголовно-исполнительному праву РФ, регулирующим общественные отношения, возникающие при исполнении (отбывания) наказания.

    Анализируя ст. 10 УК РФ, а также внесенные федеральными законами изменениями в ч. 3 ст. 79 УК РФ, где указано об увеличении необходимых сроков отбытия наказания, можно сделать вывод, что, действительно, новый закон ухудшает положение отдельных категорий осуждённых.

    Вместе с тем, не стоит забывать об императивном методе регулирования общественных отношений, возникающих в процессе исполнения (отбывания) наказаний, в соответствии с которыми введение в действие норм может влечь за собой ухудшение положения отдельных осуждённых. Так, для лиц, содержащихся в колониях общего и строгого режимов, нормами УИК РФ была предусмотрена возможность перевода с 01.1997 г. на строгие условия (ч. 4 ст. 121, ч. 3 ст. 123), где они содержатся в запираемых помещениях, что не было предусмотрено ИТК 1970 г. Нормы УИК РФ, регламентирующие действие закона во времени, такую возможность допускают. Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными и Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых заключению в какой бы то ни было форме, не содержат каких-либо положений на этот счёт.

    Об этом также отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 4-П: «Конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не формулирует правило, обязывающее применять новый закон, принятый после совершения правонарушения, если он устраняет или смягчает ответственность в любых проявлениях, а Международный пакт о гражданских и политических правах непосредственно обязывает придавать обратную силу лишь закону, устанавливающему более лёгкое наказание».

    В ином случае толкование ч. 1 ст. 10 УК РФ таким образом, что новый закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (в нашем случае федеральный закон об увеличении срока отбытия наказания за отдельные категории преступлений), ставит в неравное положение тех осуждённых, в отношении которых приговор выносится после вступления нового уголовного закона в силу.

    Моделируя ситуацию, можно представить, что новый закон, к примеру, устанавливает новые нормы питания для осуждённых или ужесточает меры взыскания в виде водворения в штрафной изолятор от 15 суток до 30 суток. Следуя логике, необходимо в таком случае предположить, что к одной части осуждённых будут применяться новые нормы питания и более строгие меры взыскания, а к другим прежние нормы и взыскания.

    Таким образом, нормы ст. 10 УК РФ устанавливают обратную силу уголовного закона непосредственно к правонарушению, общественно опасному деянию, преступлению, за которое лицо отбывает наказание, а не к исполнению наказания, которое регулируют нормы уголовно-исполнительного законодательства. Об этом нам прямо и говорит комментарий к ст. 10: «Обратная сила означает распространение действия нового закона на преступления, совершённые в период действия прежнего уголовного закона».

    Таким образом, можно констатировать, что обратная сила уголовного закона охватывает вопросы следующего плана:

    1. обратной силы норм Особенной части УК РФ;
    2. декриминализации деяния;
    3. состава преступления.

    В этом случае, и только в этом, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу. Следовательно, если изменениями УК устранена преступность деяния, лица, ранее осуждённые за его совершение, подлежат освобождению от наказания.

    С учётом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что при рассмотрении судами материалов об условно-досрочном освобождении применяется новый федеральный закон, устанавливающий по отдельным видам преступлений сроки отбытия наказания не менее 3/4 и 4/5 и в отношении лиц, совершивших указанные преступления до вступления федерального закона в законную силу, т. е. в соответствии с законом, действующим во время их исполнения.

    Приведённые факты свидетельствуют о необходимости в даче Пленумом Верховного Суда РФ подробного алгоритма действий, конкретных руководящих разъяснений по применению обратной силы уголовного закона при исполнении (отбывании) наказаний, в частности, по вопросам, связанным с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания.

    2.2. Роль учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в реализации института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

    Понятие режима, его содержание, основные требования в науке уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права традиционно разрабатывались прежде всего в отношении лишения свободы. Практика расширения применения альтернативных ему мер привела к введению в научный оборот термина «непенитенциарный режим». Существенной его особенностью, отличающей от режима отбывания лишения свободы, является то, что он не охватывает всего образа жизни осужденного, а сводится к правопорядку и условиям соблюдения специфических прав и обязанностей лица, подвергнутого уголовно-правовым мерам, не связанным с лишением свободы. Наряду с понятием

    «непенитенциарный режим» для обозначения правопорядка в части соблюдения специфических прав и обязанностей условно осужденного используется более частная категория «режим испытания».

    В настоящее время в соответствии со ст. 73 и 79 УК РФ в отношении условно-досрочно освобожденных могут устанавливаться следующие ограничения: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного органа, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательном учреждении.

    Для обозначения правопорядка в части соблюдения специфических прав и обязанностей условно-досрочно освобожденного мы будем использовать термин «ре- жим испытания при условно-досрочном освобождении». Режим испытания при УДО является одним из видов непенитенциарного режима. Он имеет некоторые общие черты с режимом лишения свободы, режимом испытания при условном осуждении, а также обладает особенностями, позволяющими говорить о режиме испытания при условно-досрочном освобождении как относительно самостоятельной категории.

    Термин «режим» в целом означает правопорядок исполнения и отбывания соответствующей уголовно- правовой меры. Режим складывается из нормативной основы и соответствующего нормативным установлениям реального поведения участников правоотношений. В содержание режима входит совокупность прав и обязанностей лиц, отбывающих назначенную меру, и должностных лиц, ее исполняющих, в связи с чем необходимо различать режим исполнения и режим отбывания. Эти черты являются общими для всех вышеперечисленных видов режима. Разграничение между ними можно провести по особенностям содержания, выполняемым функциями, источникам регулирования, средствам обеспечения, последствиям нарушения режимных требований.

    Применительно к лишению свободы Н.А. Стручков указывал, что «в режиме исполнения наказания конкретно выражается то, что, согласно закону, свойственно данному наказанию и отражает содержание самого наказания. …Режим наказания выражает свойственную последнему кару как сущность наказания вообще и содержание конкретного наказания». Применительно к условному осуждению Н.В. Ольховик отмечал, что «правовые ограничения условно осужденных и иные предписания, не обладающие свойствами кары, составляют содержание режима испытания».

    Содержание условно-досрочного освобождения как иной меры уголовно-правового характера составляют правовые ограничения и установления, не обладающие свойствами кары.

    В связи с этим нормы и индивидуальные предписания, образующие режим испытания при УДО, лишены кары, что принципиально отличает данный режим от режима любого наказания, не только лишения свободы. В то же время условно-досрочно освобожденный уже претерпевал карательное воздействие, в отличие от условно осужденного. На основании этого заслуживает поддержки вывод, что в режиме испытания при УДО имеет место «последовательное» соединение кары и некарательных воспитательных мер, применяемых после отбывания наказания, но в период срока судимости.

    Правоограничения, входящие в содержание режима испытания при УДО, могут быть обязательными и факультативными. Не совершать новых преступлений и не нарушать общественный порядок обязаны все условно-досрочно освобожденные без исключения, поэтому данные правоограничения являются обязательными. Факультативные могут быть возложены по усмотрению суда в соответствии с ч. 2 ст. 79 УК РФ. Обязательные правоограничения по содержанию не являются специфическими для условно-досрочно освобожденных. Обязанность соблюдать закон, общественный порядок и не совершать преступлений лежит на всех без исключения гражданах.

    Но последствия несоблюдения данных правоограничений для условно-досрочно освобожденных имеют свои особенности: за совершение преступления либо нарушение общественного порядка данные лица не только несут установленную законом ответственность. В отношении них может быть принято решение об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания (ч. 7 ст. 79 УК РФ).

    Режимные правоограничения могут быть абсолютно определенными и относительно определенными. Абсолютно определенные правоограничения не требуют конкретизации суда. При возложении относительно определенных суд должен уточнить их содержание, например периодичность явки условно- досрочно освобожденного на регистрацию.

    Режим испытания при условно-досрочном освобождении обладает специфическим по сравнению с режимом лишения свободы набором функций. В теории выделяют несколько функций режима лишения свободы: карательная, воспитательная, предупредительная и управленческая.

    В непенитенциарном режиме, связанном с реализацией наказаний, альтернативных лишению свободы, также выделяют карательную, воспитательную, обеспечивающую и профилактическую функции.

    Поскольку испытательный срок при УДО не содержит карательного элемента, карательную функцию его режим не выполняет. То же самое касается управленческой функции. Поскольку режимом испытания при УДО охватывается только поведение условно-досрочно освобожденных в части соблюдения ими обязанностей, локализованный коллектив, нуждающийся в постоянном управлении, в этом случае отсутствует. Выполнение режимом испытания при УДО воспитательной функции обеспечивается путем возложения обязанностей, направленных на создание условий для исправления трудоустроиться, продолжить обучение, не менять место работы, учебы без уведомления специализированного органа.

    Профилактическая путем наложения обязанностей, нацеленных на нейтрализацию внешних источников опасности, например не посещать определенные места. Перечисленные меры образуют единый комплекс некарательного воспитательно-профилактического воздействия при условно-досрочном освбождении.

    Особенностью режима испытания при условно- досрочном освобождении является то, что его регулирование может осуществляться не только нормативными правовыми актами, но и индивидуальными, которыми в настоящее время являются решения суда. Индивидуальное правовое регулирование играет существенную роль в установлении правил режима испытания при УДО и является важным условием гибкости профилактического воздействия на условно-досрочно освобожденного.

    Возможность установления решением суда специальных режимных требований следует из положений ч. 2 ст. 79 УК РФ, которой закреплено право суда возлагать на условно-досрочно освобожденных обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ. Предоставление суду права налагать по своему усмотрению обязанности, способствующие исправлению условно-досрочно освобожденного, позволяет индивидуализировать режим испытания при УДО в каждом конкретном случае, приспосабливая его под потребности конкретного условно-досрочно освобожденного.

    Хотя некоторые авторы считают необходимым установить закрытый перечень обязанностей, который суд изменять не вправе, считаем, что определение судом объема и характера обязанностей позволяет условно-досрочному освобождению быть мерой более гибкой; учитывая личность и поведение условно- досрочно освобожденного, решать вопрос об изменении степени или характера воздействия, способствуя завершению исправления в условиях свободы. Вместе с тем, чтобы предупредить чрезмерное судебное усмотрение, налагаемые правоограничения как требования режима должны соответствовать определенным критериям.

    Поскольку условно-досрочное освобождение не содержит кары, а его режим не выполняет карательную функцию, правоограничения условно-досрочно освобожденных не должны содержать карательных элементов и превращаться в наказание. Данные правоограничения не должны унижать достоинство условно-досрочно освобожденного, причинять ему физические страдания. Они должны быть конкретны, исполнимы, контролируемы, налагаться с учетом принципа индивидуализации воздействия и экономии принуждения. Кроме того, считаем не совсем оправданным назначение условно-досрочно освобожденным тех же обязанностей, которые предусмотрены законодателем для условно осужденных. Применению условного осуждения не предшествует сколько-нибудь длительный период изоляции, сопровождающийся осуществлением в отношении них исправительных мер, в отличие от условно-досрочно освобождения.

    Условно осужденные не утрачивают привычных социальных связей. В то время как социальная адаптация условно-досрочно освобожденных после отбывания лишения свободы становится важнейшим фактором предупреждения повторного совершения ими преступлений. Кроме того, условно осужденные и условно-досрочно освобожденные обладают различной степенью общественной опасности. В связи с этим представляется целесообразным установление специфических требований режима при условно-досрочном освобождении, учитывающих данные факторы.

    Соблюдение требований любого вида режима обеспечивается определенным набором средств. Режим в исправительном учреждении обеспечивается целой группой правовых и организационных мер. Это разъяснительная, воспитательная работа, меры предупреждения и пресечения, оперативно-розыскные и оперативно-профилактические мероприятия, а также меры поощрения и взыскания.

    Среди средств обеспечения режима испытания при условном осуждении выделяются отрицательные стимулы (угроза отмены условного осуждения и исполнения назначенного наказания, возложения дополнительных обязанностей, продления испытательного срока), положительные стимулы (возможность полной или частичной отмены ранее установленных обязанностей, отмена условного осуждения по истечении не менее половины испытательного срока), контроль и воспитательная работа.

    Единственными средствами обеспечения режима испытания при условно-досрочном освобождении, предусмотренными Уголовным кодексом РФ, являются угроза реального исполнения назначенного наказания и контроль. Отсутствие положительных стимулов правомерного поведения условно-досрочно освобожденного негативным образом сказывается на выполнении режимных требований и эффективности применения УДО. В то же время наличие системы мер поощрения и мер ответственности за невыполнение режимных требований (сокращение и продление испытательного срока, возложение дополни- тельных и отмена ранее наложенных обязанностей) помогло бы обеспечить соблюдение требований режима и сделать режим более гибким.

    Действующее законодательство не позволяет контролю за условно-досрочно освобожденными быть эффективным средством обеспечения режима испытания при УДО. На сегодняшний день специализированный государственный орган, о котором идет речь в ч. 6 ст. 79 УК РФ, не определен. Единственным подзаконным нормативным актом, которым необходимо руководствоваться при осуществлении контроля за условно-досрочно освобожденными, является Инструкция об организации и деятельности участкового уполномоченного милиции, п. 9.15 которой предусматривает обязанность участкового уполномоченного контролировать соблюдение лицами, освобожденными из мест лишения свободы, ограничений, установленных для них законодательство.

    Но наложение функций контроля за условно-досрочно освобожденными на органы внутренних дел не соответствует ни российским реалиям, ни международным стандартам. Во-первых, потому что уголовно-исполнительная система в России подведомственна Министерству юстиции. Передача функций контроля за освобожденными органам внутренних дел выглядит непоследовательной. Во- вторых, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными предусматривают в пп. 2 п. 60 освобождение заключенных на испытательный срок, в течение которого они остаются под надзором, при условии, что «такой надзор не возлагается на полицейские власти и сочетается с эффективной социальной помощью». Решить проблему эффективности контроля за условно-досрочно освобожденными необходимо путем определения органа контроля, наделения его соответствующими полномочиями, введения в Уголовно-исполнительный кодекс главы о контроле за условно-досрочно освобожденными, издания подзаконного нормативного акта, регламентирующего деятельность органа.

    Нарушениями требований режима, за которые может последовать отмена УДО и исполнение назначенного наказания, являются: нарушение общественного порядка, за которое последовало наложение административного взыскания; злостное уклонение от исполнения возложенных обязанностей; совершение нового преступления по неосторожности. Указанные нарушения являются факультативными основаниями отмены УДО. Совершение нового умышленного преступления влечет обязательную отмену условно-досрочного освобождения. При решении вопроса об отмене УДО могут возникнуть проблемы ввиду отсутствия законодательного определения понятия злостного уклонения и определения обстоятельств, необходимых для принятия решения об отмене или сохранении УДО, по усмотрению суда. Так, например, отмена УДО за совершение административного правонарушения оправдана лишь в том случае, если оно однородно либо генетически связано с преступлением. Если по своему характеру административное правонарушение неоднородно с совершенным преступлением, возобновление отбывания наказания нецелесообразно с точки зрения достижения целей экономии ре- прессии и специального предупреждения.

    Как было указано выше, режим испытания при УДО составляют права и обязанности не только условно-досрочно освобожденных, но должностных лиц, исполняющих УДО. В связи с отсутствием законодательного определения специализированного органа, контролирующего условно-досрочно освобожденных, дать характеристику этой составляющей режима испытания затруднительно. Вместе с тем необходимо отметить потенциальную возможность органа, исполняющего УДО, влиять на содержание режима, например, путем предоставления права возлагать на основании закона определенные обязанности.

    Возможность специализированного органа влиять на содержание режима может реализовываться не только путем возложения специальных обязанностей. Предоставление специализированному органу права посещать условно-досрочно освобожденного по месту жительства, вызывать его для беседы предполагает возникновение соответствующей обязанности у условно- досрочно освобожденного, что также образует правопорядок реализации УДО. При этом осуществление полномочий не должно нарушать право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, право на неприкосновенность жилища, закрепленных Конституцией РФ. Это, с одной стороны, предотвратит превращение условно-досрочно освобожденного сугубо в объект контроля, с другой будет способствовать его планомерной ресоциализации.

    Подводя итоги, отметим, что режимом испытания при УДО охватывается только поведение условно- досрочно освобожденного в части соблюдения возложенных на него обязанностей. Отсутствие кары в содержании УДО влияет на специфику его режима: ре- жим составляют некарательные правоограничения и предписания, имеющие преимущественно воспитательно-профилактическую направленность. Правоограничения, возлагаемые на условно-досрочно освобожденного, могут быть обязательными и факультативными, абсолютно определенными и относительно определенными. Наличие факультативных ограничений, возлагаемых по решению суда, позволяет индивидуализировать требования режима испытательного срока при УДО. Целесообразным является закрепление в законодательстве возможности корректировать объем и характер обязанностей условно-досрочно освобожденного, а также изменять продолжительность испытательного срока в зависимости от его поведения в процессе исполнения решения об УДО. Режим испытания при УДО регулируется нормативными актами разного уровня: от законов до ведомственных актов, а также индивидуальными правовыми актами. В целом такое многообразие нельзя оценивать негативно. Его отрицательные стороны могут быть связаны с противоречием законам подзаконных актов, ограничением подзаконными актами прав личности, чрезмерно широким усмотрением суда и специализированного органа в процессе правоприменения. Кроме того, многие проблемы возникают в связи с тем, что система норм, регулирующих режим испытания при УДО, не имеет завершенного вида. Преодолеть указанные негативные последствия возможно путем включения в Уголовно- исполнительный кодекс РФ главы, посвященной исполнению условно-досрочно освобождения; принятия в соответствии с УК РФ и УИК РФ ведомственного акта, регулирующего порядок деятельности органа, исполняющего решение об условно-досрочном освобождении; осуществления индивидуального правового регулирования в соответствии с принципами законности, обоснованности и целесообразности.


    2.3. Порядок отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

    В случае несоблюдения условий условно-досрочного освобождения в течение оставшейся не отбытой части наказания суд может, по представлению контролирующего органа, постановить об отмене условно-досрочного освобождения и возвращении осужденного назад в исправительное учреждение. Не отбытая часть наказания в данном случае подлежит реальному исполнению, проведенная на свободе часть не засчитывается в этом случае в срок отбывания наказания, а в случае совершения нового преступления назначается наказание по совокупности приговоров, и суд присоединяет наказание, от которого лицо было освобождено. Наказание при этом не может быть меньше, чем не отбытая часть срока наказания. Причем, если условно-досрочно освобожденный нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание, злостно уклонялся от возложенных на него судом обязанностей при применении условно-досрочного освобождения, либо совершил неосторожное преступление, а также преступление небольшой или средней тяжести, то отмена условно-досрочного освобождения происходит по усмотрению суда.

    Если же осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, то суд обязан отменить условно-досрочное освобождение, а также обязан присоединить не отбытую часть срока наказания к наказанию за новое преступление по правилам ст. 70 УК РФ. Но законодательное определение условий, при которых условно-досрочное освобождение может быть отменено, представляется нам не совсем верным.

    Ранее нарушение общественного порядка не являлось основанием для отмены условно-досрочного освобождения. Отменить условно-досрочное освобождение в случае, если осужденный совершил мелкое хулиганство, вел антиобщественный образ жизни, совершил дисциплинарный проступок, что свидетельствовало о том, что осужденный не исправился, можно было только прокурору в порядке надзора в течение года со дня вступления определения суда в законную силу. Но часть осужденных начинала совершать правонарушения после истечения года, и, соответственно, отменить условно-досрочное освобождение было нельзя. Ученые того времени ратовали за введение в УК положения о том, чтобы осужденные в таких случаях возвращались обратно в исправительные учреждения.

    На сегодняшний день в соответствии со ст. 79 УК РФ осужденному суд может отменить условно-досрочное освобождение не за любое правонарушение, а только за нарушение общественного порядка, причем, если на него было наложено административное взыскание. Перечень таких правонарушений содержится в главе 20 КоАП.

    К ним, в частности, относятся: мелкое хулиганство (ст. 20.1 КоАП РФ); пропаганда и публичное демонстрирование нацисткой атрибутики или символики (ст. 20.3 КоАП РФ); нарушение требований чрезвычайного положения (ст. 20.5 КоАП РФ); нарушение пропускного режима охраняемого объекта (ст. 20.18 КоАП РФ); распитие пива и напитков, изготовляемых на его основе, алкогольной и спиртосодержащей продукции, либо потребление наркотических средств или психотропных веществ в общественных местах (ст. 20.20 КоАП РФ); появление в общественных местах в состоянии опьянения (ст. 20.21 КоАП РФ); самовольное прекращение работы как средство коллективного или индивидуального спора (ст. 20.21 КоАП РФ) и другие. Таким образом, кроме перечисленных в главе 20 КоАП РФ, другие правонарушения не являются основанием для отмены условно-досрочного освобождения.

    Само понятие «взыскание» пора заменить на «наказание», чтобы привести его в соответствие с действующим КоАП. Позиция законодателя, состоящая в том, что отменить условно-досрочное освобождение можно лишь за административное правонарушение, посягающее на общественный порядок, представляется неверной. КоАП РФ содержит немало других статей, нарушение которых может свидетельствовать о том, что лицо не исправилось и имеет тенденцию к возвращению на преступный путь.

    Если, например, условно-досрочно освобожденный за хулиганство совершает такие правонарушения, не являющиеся нарушением общественного порядка, как, например, нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях (ст. 5.38 КоАП РФ), клевета (ст. 5.60 КоАП РФ), оскорбление (ст. 5.61 КоАП РФ), дискриминация (ст. 5.60 КоАП РФ), занятие проституцией (ст. 6.11 КоАП РФ); осужденный и условно-досрочно освобожденный за преступления против собственности совершает правонарушения, предусмотренные главой 7 КоАП РФ, такие как уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 7.17 КоАП РФ), мелкое хищение (ст. 7.27 КоАП РФ), уничтожение или повреждение специальных знаков (ст. 7.17 КоАП РФ); осужденный по ст. 159 УК РФ за мошенничество, совершит такие правонарушения, как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 7.27.1 КоАП РФ), то такое его поведение однозначно свидетельствует о том, что лицо не исправилось и верным шагом идет к совершению повторного преступления. Особенно его следует возвращать обратно в исправительное учреждение, если правонарушения совершаются систематически и умышленно. H.H. Хибина предлагает возвращать осужденного в исправительное учреждение только при назначении административного наказания в виде ареста. Однако мы считаем, что здесь нужно суду предоставить право самому решить, стоит ли возвращать освобожденного в исправительное учреждение, вне зависимости от того, какой вид наказания был осужденному назначен.

    Поэтому представляется необходимым изменить формулировку п. а ч. 7 ст. 79 УК РФ таким образом: «осужденный совершил административное нарушение, за которое ему было назначено административное наказание...» далее по тексту.

    Отмена условно-досрочного освобождения возможна также в случае злостного уклонения осужденного от возложенных на него обязанностей. Понятие злостного уклонения от возложенных обязанностей в законе не определено. Кроме того, такая отмена должна быть возможна в случае сокрытия условно-досрочно освобожденного от контроля. Соответственно, нужно дополнить ст. 79 УК РФ соответствующим образом.

    В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания»3 разъяснено, что под злостным уклонением от выполнения обязанностей, возложенных судом на осужденного, предусмотренным п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ, следует понимать повторное невыполнение таких обязанностей после вынесения их органом, контролирующим поведение осужденного, письменного предупреждения о возможности отмены условно-досрочного освобождения. Вместе с тем вопрос, является ли уклонение от выполнения возложенных судом обязанностей злостным, должен решаться в каждом конкретном случае с учетом его продолжительности и причин уклонения, а также других обстоятельств дела. Обязательным признаком должно быть отсутствие уважительных причин. Думаем, что такое определение следовало бы закрепить в законодательстве.
    Для условно осужденных отмена условного осуждения возможна также в случае систематического неисполнения обязанностей. В ч. 5 ст. 190 УИК РФ предусмотрено, что систематическим неисполнением обязанностей является совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение одного года, либо продолжительное (более тридцати дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.
    Считаем, что для условно-досрочно освобожденного следует это также предусмотреть, добавив термин «систематическое неисполнение обязанностей» в п. а ч. 7 ст. 79 УК РФ.
    Д. А. Щерба предлагает заменить термин «злостное уклонение» на «злостное неисполнение», так как термином уклонение может быть признана любая стадия неисполнения, а термин «неисполнение» - это результат, который может быть оценен, уклонение это процесс достижения этого результата. Но, по нашему мнению, такое изменение формулировки производить не стоит, так как не всегда стоит ждать результата. Достаточно уклонения осужденного от исполнения обязанностей, чтобы вернуть его в исправительное учреждение, дабы предотвратить более плачевный результат.
    Однако не только злостное уклонение осужденного от возложенных на него обязанностей может привести к совершению преступления. Ведь осужденный может выполнять свои обязанности, но не так, как это следовало бы, то есть в данном случае будет отсутствовать злостное уклонение. Например, осужденный может работать, но при этом иметь прогулы. Если не предпринять вовремя меры, то такой осужденный, демонстрирующий свою недисциплинированность, а также вызывающий подозрение в том, что его исправление не было столь успешным, как казалось при условно-досрочном освобождении, может вновь сойти с правильного пути и совершить преступное деяние. Ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей может происходить по причине ночных гуляний, общения с лицами, ведущими преступный образ жизни. А запрет таких действий мог быть не предусмотрен судом при вынесении постановления об условно-досрочном освобождении. Поэтому мы предлагаем в законе закрепить норму о том, что по представлению контролирующего органа суд может не только отменить условно-досрочное освобождение, но и наложить дополнительные обязанности, например, не покидать место жительства с 22:00 до 06:00, если лицо не надлежаще выполняет свои обязанности. Этим следует дополнить ч. 7 ст. 79 УК РФ.

    Если осужденный совершает неосторожное преступление в период испытательного срока, то вопрос об отмене условно-досрочного освобождения решается судом. Если суд отменяет условно-досрочное освобождение, то назначается осужденному наказание по совокупности приговоров. Если же суд постановляет сохранить условно-досрочное освобождение, то назначается и исполняется только наказание за новое преступление, а за прошлое наказание продолжает течь испытательный срок.

    В ч. 7 ст. 79 УК РФ предусмотрено, что только в случае совершения условно-досрочно освобожденным тяжкого или особо тяжкого преступления отмена условно-досрочного освобождения обязательна и безусловна. Мы думаем, что такая позиция неверна. Если осужденный совершает преступление умышленно, то это однозначно демонстрирует, что цели его исправления не были достигнуты и его нужно возвращать обратно в исправительное учреждение, а не отбытую часть наказания присоединять к наказанию за новое преступление для его исправления. Исключение, на наш взгляд, стоило бы предусмотреть для таких статей уголовного кодекса, как ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта), ст. 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление), ст. 113 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта), ст. 114 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление). В этом случае отмена условно-досрочного освобождения должна быть на усмотрение суда, так как данные преступления свидетельствуют о меньшей криминальной зараженности лица.






    Заключение

    Итак, под условно-досрочным освобождением от отбывания наказания понимается освобождение осужденного после фактического отбытия им не менее половины назначенного наказания при условии, что он в течение неотбытого срока за совершенное им наказание не совершит нового преступления. В случае совершения нового преступления неотбытая часть наказания присоединяется к наказанию за новое преступление. Условно-досрочное освобождение применяется ко всем осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, и является одним из наиболее распространенных институтов досрочного освобождения от наказания.
    Институт условно-досрочного освобождения прошел сложный и противоречивый путь развития в истории права России.
    В России условно-досрочное освобождение неизменно служило основным стимулом исправления осужденных, а неэффективное его применение - наиболее устойчивым фактором роста рецидивной преступности.

    Условно-досрочное освобождение как самостоятельный межотраслевой институт прошло в своем эволюционном развитии шесть исторических этапов: 1) с 1866 по 1909 г.; 2) с 1909 по 1917 г.; 3) март - октябрь 1917 г.; 4) с 1918 по 1939 г. (до отмены в 1939 г.); 5) с 1954 - до середины 1990-х гг.; 6) со второй половины 1990-х гг. - по настоящее время.

    Изучение судебной практики применения условно-досрочного освобождения показало неоднозначное отношение к нему со стороны судов,

    В настоящее время исключительно актуальными остаются проблемы постпенитенциарной адаптации и контроля за поведением условно-досрочно освобожденных. Предусмотренные законом меры ресоциализации и контроля неэффективны и нуждаются в совершенствовании. Сложная криминогенная ситуация и отсутствие действенных профилактических мер, направленных на снижение рецидивной преступности этих лиц, заставляют переосмыслить сложившийся исторический опыт развития законодательства.

    На сегодняшний день уголовное законодательство идет по пути гуманизации, и условно-досрочное освобождение, несомненно, играет ключевую роль в скорейшей адаптации к нормальной жизни в обществе и социализации осужденных.

    В большинстве стран мира условно-досрочное освобождение возможно лишь от наказаний, связанных с лишением свободы осуждённого, однако в отдельных национальных правовых системах (в частности, государств постсоветского пространства) возможно и его применение в отношении осуждённых, отбывающих исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части и др.

    Один из аспектов многогранной сущности условно-досрочного освобождения от наказания состоит в том, что после обязательного фактического отбытия лицом определенной минимальной части наказания его дальнейшее исполнение прекращается под условием соблюдения освобожденным лицом указанных в законе или установленных судом требований в течение испытательного срока. Эти юридические факты носят правопрекращающий, последующий характер, применяются после условно-досрочного освобождения лица от дальнейшего отбывания наказания и сосредоточены в ч. 7 ст. 79 УК РФ.

    Нормы ст. 10 УК РФ устанавливают обратную силу уголовного закона непосредственно к правонарушению, общественно опасному деянию, преступлению, за которое лицо отбывает наказание, а не к исполнению наказания, которое регулируют нормы уголовно-исполнительного законодательства. Об этом нам прямо и говорит комментарий к ст. 10: «Обратная сила означает распространение действия нового закона на преступления, совершённые в период действия прежнего уголовного закона».

    Режимом испытания при УДО охватывается только поведение условно- досрочно освобожденного в части соблюдения возложенных на него обязанностей. Отсутствие кары в содержании УДО влияет на специфику его режима: ре- жим составляют некарательные правоограничения и предписания, имеющие преимущественно воспитательно-профилактическую направленность. Правоограничения, возлагаемые на условно-досрочно освобожденного, могут быть обязательными и факультативными, абсолютно определенными и относительно определенными. Наличие факультативных ограничений, возлагаемых по решению суда, позволяет индивидуализировать требования режима испытательного срока при УДО. Целесообразным является закрепление в законодательстве возможности корректировать объем и характер обязанностей условно-досрочно освобожденного, а также изменять продолжительность испытательного срока в зависимости от его поведения в процессе исполнения решения об УДО. Режим испытания при УДО регулируется нормативными актами разного уровня: от законов до ведомственных актов, а также индивидуальными правовыми актами. В целом такое многообразие нельзя оценивать негативно. Его отрицательные стороны могут быть связаны с противоречием законам подзаконных актов, ограничением подзаконными актами прав личности, чрезмерно широким усмотрением суда и специализированного органа в процессе правоприменения. Кроме того, многие проблемы возникают в связи с тем, что система норм, регулирующих режим испытания при УДО, не имеет завершенного вида. Преодолеть указанные негативные последствия возможно путем включения в Уголовно- исполнительный кодекс РФ главы, посвященной исполнению условно-досрочно освобождения; принятия в соответствии с УК РФ и УИК РФ ведомственного акта, регулирующего порядок деятельности органа, исполняющего решение об условно-досрочном освобождении; осуществления индивидуального правового регулирования в соответствии с принципами законности, обоснованности и целесообразности.



    Список литературы


    1. "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)
    2. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016)
    3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016)
    4. Авдеев В. А. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. // М-во образования и науки Российской Федерации, Байкальский гос. ун-т экономики и права. Иркутск, 2012. С. 54-59
    5. Алимский О.А.Роль компромисса при условно-досрочном освобождении. // Вестник Саратовской государственной юридической академии.- 2010.- №4(74).- С. 174-178.
    6. Алфимова О.А. Условно-досрочное освобождение осужденных к пожизненному лишению свободы: социально-правовые и нравственные вопросы. // Ведомости уголовно-исполнительной системы.- 2013.- №1(128).- С. 31-35.
    7. Аммосова В.И.К вопросу об условно-досрочном освобождении осужденных от отбывания наказания в виде исправительных работ. // Закон и право.- 2015.- №3.- С. 126-129.
    8. Аммосова В.И.К вопросу об условно-досрочном освобождении осужденных от отбывания наказания в виде исправительных работ. // Закон и право.- 2015.- №3.- С. 126-129.
    9. Бабаян С. Л. Проблемы совершенствования поощрительного института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Российский судья. 2012. № 9. С. 910;
    10. Бабаян С.Л. Условно-досрочное освобождение и замена неотбытой части наказания более мягким его видом как межотраслевые поощрительные институты. // Российское правосудие. - 2012. - №9. - С. 77-84.
    11. Багаутдинов Ф.Н., Беляев М.В. Условно-досрочное освобождение: вопросы теории и практики. // Российская юстиция. - 2014. - №1.- С. 50-53.
    12. Бадамшин И.Д., Шахмаев М.М. Определение критериев исправления осужденных при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // Юридическая наука и правоохранительная практика.- 2014. - № 3 (29). - С. 66-72.
    13. Бедняков И.Л., Развейкина Н.А. Проблемы рассмотрения судами ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // Вестник Владимирского юридического института. 2014. № 4 (33). С. 20-24.
    14. Бутенко Т.П.К вопросу об условно-досрочном освобождении из мест лишения свободы. // Вестник Амурского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки.- 2011. №54.- С. 34-37.
    15. Бурчихин А.Н. Обеспечение прав осужденных при условно-досрочном освобождении. // Человек: преступление и наказание. - 2014. - № 2. - С.102-104.
    16. Бурчихин А.Н.Законодательство России, Беларуси, Украины об условно-досрочном освобождении. // Человек: преступление и наказание.- 2012.- №1.- С. 41-42.
    17. Габдрахманов Ф.В.Погашение и снятие судимости при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания: проблемы правоприменения. // Уголовное право.- 2010.- №6.- С. 17-26.
    18. Глинская Н.С.Проблема оптимизации порядка информирования потерпевших о судебных заседаниях по рассмотрению вопросов об условно-досрочном освобождении. // В сборнике: Первые Академические чтения по актуальным вопросам юриспруденции сборник научных трудов подготовленный по материалам ежегодной общероссийской научно-практической конференции. - 2014.- С. 343-344.
    19. Гончаров М.А.Исполнение обязанностей, возложенных на осуждённых при их условно-досрочном освобождении. // Законность.- 2013. - №6(944).- С. 43-45.
    20. Горбач Д.В. Условно-досрочное освобождение от пожизненного лишения свободы в законодательстве некоторых зарубежных стран. // Прикладная юридическая психология. -2011.- №4.- С. 147-150.
    21. Дебольский М.Г. Проблемы риска рецидива при условно-досрочном освобождении осужденных // Психология и право.- 2014. - № 1.- С. 35-49.
    22. Демичева С., Сонина О. Подготовка, порядок рассмотрения и направление в суд материалов об условно-досрочном освобождении осужденных к лишению свободы. //
      Ведомости уголовно-исполнительной системы.- 2010.- №1(92).- С. 21-25.
    23. Догузов В.И.Контроль при условно-досрочном освобождении. // В сборнике: инновационное развитие современной науки Сборник статей Международной научно-практической конференции. - 2014. - С. 64-66.
    24. Догузов В.И. Контроль при условно-досрочном освобождении В сборнике: инновационное развитие современной науки. // Сборник статей Международной научно-практической конференции. - 2014.- С. 64-66.
    25. Долотов Р.О. Проблемы определения фактически отбытого срока лишения свободы при условно-досрочном освобождении. // Журнал российского права. - 2016. - № 11 (239). - С. 106-113.
    26. Дроздов А.И., Орлов А.В.Условно-досрочное освобождение: проблемы теории и практики. // Черные дыры в Российском законодательстве.- 2013.- №1.- С. 89-92.
    27. Дядченко Е.А., Ежова О.Н.Система оценки осужденных при направлении материалов в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении. // Ведомости уголовно-исполнительной системы.- 2010.- №12(103).- С. 39-45.
    28. Дядченко Е.А., Ежова О.Н.Система оценки осужденных при направлении материалов в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении.// Уголовное судопроизводство.- 2010.- №4.- С. 24-29.
    29. Евтушенко И.И.К вопросу об условно-досрочном освобождении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления либо при рецидиве преступлений. // В сборнике: современные проблемы уголовной политики v Международная научно-практическая конференция. -2014. - С. 204-211.
    30. Евтушенко И.И. Особенности реализации правовых норм об условно-досрочном освобождении осужденных в республике крым. // В сборнике: Проблемы переходного периода: адаптация нормативно-правовых актов Крымского федерального округа к законодательству Российской Федерации Материалы Всероссийской научно-практической конференции, приуроченной к годовщине вхождения Республики Крым и города федерального значения Севастополя в состав Российской Федерации. Под общей редакцией С.А. Буткевича. - 2015. - С. 326-330.
    31. Иванов В.В.К вопросу об участии потерпевшего в рассмотрении судами вопросов об условно-досрочном освобождении. // В сборнике: Проблемы отправления правосудия по уголовным делам в современной России: теория и практика Сборник научных статей IV-ой Международной научно-практической конференции . Юго-Западный государственный университет. - 2015.- С.70-76.
    32. Калуцких А.М.Проблемные аспекты использования норм об условно-досрочном освобождении заключенных. // Высшая школа.- 2015.- №16.- С. 20-21.
    33. Комогорцева К.А.К вопросу об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // В сборнике: соблюдение прав человека в деятельности сотрудников органов внутренних дел . Материалы III Всероссийской заочной конференции. Краснодарский университет МВД России.- 2015.- С. 60-65.
    34. Колоколов Н.А.Условно-досрочное освобождение: условия применения и основания отказа. // Уголовный процесс.- 2012.- №1(85).- С. 18-22.
    35. Колоколов Н.А. Условно-досрочное освобождение. // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.- 2012.- №4.- С. 23-27.
    36. Коротких Н.Н.Учет личности осужденного за множественность преступлений при условно-досрочном освобождении. // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права.- 2015.- Т. 9.- №3.- С. 440-446.
    37. Крымов А.А.Правовое положение представителя исправительного учреждения в судебном заседании при разрешении вопроса об условно-досрочном освобождении. // Юридическая наука и правоохранительная практика.- 2014.- №2(28).- С. 84-87.
    38. Кубасов А.В.О нарушениях прав осужденных при условно-досрочном освобождении. // Уголовно-исполнительное право. - 2015. - №1. - С. 90-94.
    39. Кулябин В.М., Маркина Е.А.Новое в разъяснениях пленума вс рф об условно-досрочном освобождении и замене наказания. // Уголовный процесс.- 2016.- №1(133).- С. 72-77.
    40. Кургина Т.В., Кургина А.С.К вопросу о досрочном снятии судимости при условно-досрочном освобождении от наказания. // В сборнике: социально-экономические и правовые проблемы современной России сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Международный славянский институт.- 2015. - С. 135-138.
    41. Лапшин В.Ф. Условно-досрочное освобождение как составная часть института освобождения от уголовного наказания. // В сборнике: Дифференциация и индивидуализация ответственности в уголовном и уголовно-исполнительном праве Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию доктора юридических наук, профессора заслуженного деятеля науки Российской Федерации Льва Леонидовича Кругликова. - 2015. - С.118-126.
    42. Лукин Е.Е.Пути ресоциализации осужденных в россии: условно-досрочное освобождение. // Вестник Саратовского государственного технического университета. - 2011.- Т. 2. №1(55). - С. 214-218.
    43. Макаров Н.И.Пожизненное заключение без права на условно-досрочное освобождение. // Законность.- 2014. - №1(951). - С. 6-9.
    44. Малахов А.С., Шатовкина Р.В. О некоторых вопросах, связанных с условно-досрочным освобождением лиц из исправительных учреждений. // Вестник Московского университета МВД России. - 2009. - № 2. - С.118-120.
    45. Малин П. М. Уголовно-правовые и уголовно-исполнительные проблемы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2000. С. 13; и др.
    46. 2 См.: Уголовный кодекс Российской Федерации // СПС «Консультант Плюс».
    47. Мяханова А.Н.К вопросу об условно-досрочном освобождении несовершеннолетних. // Вестник Бурятского государственного университета. - 2010.- №2.- С. 130-132.
    48. Мяханова А.Н.Введение системы «социальных лифтов» и условно-досрочное освобождение: исторический опыт. // Вестник Бурятского государственного университета. - 2012. - №2.- С. 286-289.
    49. Николюк В.В., Терекян В.А.Вправе ли потерпевший обжаловать судебное постановление об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания? // Уголовное право. - 2015. - №3. - С. 106-111.
    50. Николюк В.В.Обжалование потерпевшим постановлений суда об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания: вопросы теории и практики. // Уголовная юстиция.- 2015.- №1(5).- С. 40-44.
    51. Николюк В.В. Потерпевший - обвинитель по делам об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания? Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. - 2014.- № 3 (28). - С.3-9.
    52. Практика рассмотрения судами ходатайств осужденных к лишению свободы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // Отдел обобщения судебной практики и анализа законодательства РАП. Российское правосудие.- 2011.- №2.- С. 83-102.
    53. Рожков С.А.К вопросу об условно-досрочном освобождении осужденных к пожизненному лишению свободы. // В книге: Российская национальная правовая система: современное состояние, тенденции и перспективы развития Материалы международной научно-практической конференции. - 2015.- С. 256-258.
    54. Рыбаков А.А. Неотбытая часть наказания при условно-досрочном освобождении: теоретические и практические вопросы. // Вестник Владимирского юридического института. - 2014.- №2(31). - С. 162-167.
    55. Рыбаков А.А., Расторопов С.В. Актуальные вопросы течения судимости при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания с дополнительным наказанием .. // Библиотека криминалиста. Научный журнал.- 2014.- № 6 (17).- С. 53-55.
    56. Рябова Л.В.Анализ судебной практики судов ставропольского края по ходатайствам об условно-досрочном освобождении. // Вестник СевКавГТИ.- 2013.- №14.- С. 85-90.
    57. Сафронов Н.Е.Принцип справедливости в судейском усмотрении при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // Отечественная юриспруденция.- 2015.- №1(1). - С. 30-32.
    58. Сафронов Н.Е.К вопросу необходимости процедурных и материальных ограничений судебного усмотрения при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // В сборнике: Реформирование законодательства в сфере противодействия преступности и проблемы его применения Материалы межвузовского научно-методического семинара. 2015.- С. 207-210.
    59. Сафронов Н.Е. Бланкетность как система межотраслевых связей при условно-досрочном освобождении от отбывания уголовного наказания. // Государственная служба и кадры. - 2015.- №4.- С. 150-153
    60. Севостьянов Р.А.Вопросы уголовно-правовой оценки признания вины и раскаяния при условно-досрочном освобождении: позиция верховного суда РФ. // Вопросы современной юриспруденции.- 2016.- №57.- С. 98-104.
    61. Селезнева Н.А., Муромцев Г.И.
      Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних от отбывания наказания. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки.- 2012. -№2.- С. 55-63.
    62. Сидоров А.И.Некоторые проблемы реализации норм об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // В сборнике: Наука и образование: проблемы и тенденции развития Материалы Международной научно-практической конференции: в 3-х частях. - 2013. - С. 351-354.
    63. Скляренко М.В.Региональные системы контроля судебных решений об условно-досрочном освобождении. //Вестник Самарского юридического института. - 2014. -№1(12). - С. 45-50.
    64. Скрипченко Н.Ю.История становления и развития законодательства, регулирующего условно-досрочные освобождение от отбывания наказания несовершеннолетних. // Право и образование. - 2012.- №9.- С. 169-176.
    65. Сэндуляк К.И. К вопросу о сроках представления осужденного к условно- досрочному освобождению: опыт постсоветского пространства.// Евразийский союз ученых. - 2015. - № 11-4 (20). - С.153-156.
    66. Сэндуляк К.И. Потерпевший в разрешении вопросов об условно-досрочном освобождении: уголовно-процессуальные аспекты. // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право.- 2014.- №2-4.- С. 182-186.
    67. Тепляшин П.В. Многокритериальный подход при конкурсном отборе осужденных к условно-досрочному освобождению. // Пролог: журнал о праве. - 2014. - Т. 2. - № 4. - С.37-44.
    68. Филиппов Р.А.Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания в виде лишения свободы: уголовно-исполнительный аспект. // Человек: преступление и наказание.- 2013. -№1.- С. 56-57.
    69. Червоткин А.С.Проблемы судебной практики рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении лиц, отбывающих лишение свободы.// Уголовное право. - 2015. -- №3.- С. 131-138.
    70. Цыганкова А.В.Обязанности и ограничения при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания .// В сборнике: Молодёжь Сибири - науке России Международная научно-практическая конференция.- 2014.- С. 435-438.
    71. Чередина А.Ю. Условно-досрочное освобождение как условный вид освобождения от отбывания наказания. // В сборнике: Актуальные проблемы юридической науки и практики: Гатчинские чтения - 2015 Сборник научных трудов по материалам Всероссийской научно-практической конференции. - 2015. - С.261-265.
    72. Чуприна Л.В.Особенности режима испытания при условно-досрочном освобождении. // Вестник Томского государственного университета.- 2010.- №337. - С. 125-128.
    73. Чуприна Л.В.Средства обеспечения режима испытания при условно-досрочном освобождении. // В сборнике: Правовые проблемы укрепления российской государственности. Томск, 2013. - С. 86-88.
    74. Чуприна Л.В.К вопросу о порядке определения режима испытания при условно-досрочном освобождении. // В сборнике: Правовые проблемы укрепления российской государственности. Томск,- 2012.- С. 84-85.
    75. Чуприна Л.В.Режим испытания при условно-досрочном освобождении. // диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Нац. исслед. Том. гос. ун-т. Томск, 2012 С. 248-256
    76. Чуприна Л.В.Режим испытания при условно-досрочном освобождении. // автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Нац. исслед. Том. гос. ун-т. Томск, 2012 С. 126-128
    77. Чуфтаев М.А. О некоторых вопросах эволюции норм об условно-досрочном освобождении. // В сборнике: Вестник молодого ученого Кузбасского института сборник научных статей студентов, курсантов и слушателей. отв. ред. А. Г. Антонов. Новокузнецк, 2016.- С.82-86.
    78. Шабалина Л.А. Об участии потерпевших в судебном заседании по делам об условно-досрочном освобождении. // Вестник Кузбасского института.- 2014.- № 1 (18).- С. 89-92.
    79. Шрайнер В.А. Погашение и снятие судимости при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // В сборнике: актуальные проблемы научного знания в xxi веке Издательство Алтайского государственного университета. - 2013. - С.206-211.
    80. Щербич Л.А., Морозова Ю.В.К вопросу об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. // Криминалистъ.- 2014.- №1(14).- С. 22-27.
    81. Яковлев Д.И.О подготовке пожизненно осужденных к условно-досрочному освобождению. // Ведомости уголовно-исполнительной системы. - 2016. - № 6 (169) . - С. 51-53.

Если Вас интересует помощь в НАПИСАНИИ ИМЕННО ВАШЕЙ РАБОТЫ, по индивидуальным требованиям - возможно заказать помощь в разработке по представленной теме - Понятие уголовно-досрочного освобождения ... либо схожей. На наши услуги уже будут распространяться бесплатные доработки и сопровождение до защиты в ВУЗе. И само собой разумеется, ваша работа в обязательном порядке будет проверятся на плагиат и гарантированно раннее не публиковаться. Для заказа или оценки стоимости индивидуальной работы пройдите по ссылке и оформите бланк заказа.